Поцелуи в Москве

Поцелуи в Москве


Замалчивать недостатки – не наш метод. Лучше уж сразу чистосердечно признаться, что есть в нашем городе отдельные граждане, которые любят проявлять признаки межполового интереса в городской среде. Иначе говоря, эти граждане целуются в общественных местах. Причем таких у нас немало. Сразу же хочу оговориться: как краевед, лично я терпеть не могу этой молодежной привычки тискаться на людях. Однако очевидно, что раз определенные столичные места располагают граждан к близости, то такие места должны быть подвергнуты беспристрастному краеведению на случай, как говорится, нужды, печали, стихийного бедствия или любви.
Не буду долго говорить о бурных сценах на скамейках подземных дворцов метрополитена. Это безнравственно. В подземных дворцах у нас тесно, люди спешат поработать, осмотреть достопримечательность, купить себе селедки к ужину, а лавка занята целующимися. Без посадочного места остаются инвалид, беременная женщина, пассажир с детьми. Некрасиво. Другое дело эскалаторы. Это все-таки несколько иная ситуация. Хоть и у прохожих на виду, а вроде как скромно, неприметно: слишком быстро проносятся мимо пассажиры встречного направления. На самых глубоких городских станциях эскалаторы состоят из двадцати четырех фонарей и пролетов между ними – при определенной сноровке тут и забеременеть можно.

A все-таки в наше время молодежь была скромнее, порядочней, мы старались изыскивать места совсем укромные и при этом поэтичные. Лично я первый раз употребил любимый город в качестве интимно-подручного средства на одной из крыш Рождественского бульвара. Эх, вот ведь было время, и совсем недавно! Лето 1991-го мы провели на крышах, тогда еще не запертых, спускаясь исключительно в магазин. И барышни, конечно, таяли от такого антуража. Надо было только крышу выбирать самую высокую в округе, чтобы Кремль было видно, а вас при этом не видел никто – ни снизу, ни из окрестных окон. И мы ценили гостеприимство – никто не шумел, не разводил огня и не готовил терактов. Теперь общественных крыш не осталось ни одной. Два месяца назад снесли мою любимую, в 1-м Кадашевском.

Мы там несколько лет буквально прожили, и ходили в поход с ночевками, и Новый год встречали, ну и, конечно, бесплатные экскурсии особам прекрасного полу вроде как «пойдемте, я покажу вам интереснейшее атмосферное явление в созвездии Старого Козла». Тьфу ты, аж неудобно... Да, впрочем, что я о себе, когда живут на свете истинные профессионалы. Есть у меня один знакомый, известный пожиратель дамских сердец, обучивший укромному краеведению не одну сотню доверчивых москвичек. Он особенно тепло отзывался о подъездах московских высоток. Имеются в виду два жилых здания – на Восстания и в Котельниках. Повод для визита самый безобидный – Москва с высоты птичьего полета, прорваться через вахтера не составляет особого труда (по крайней мере так было пару лет назад). И вот уже к вашим услугам аккуратнейшие лестничные клетки, из окон которых открываются незабываемые и величественные панорамы родного города. Означенный знаток человеческих душ рекомендовал также почаще обращаться к скромным московским дворикам, которые пока еще попадаются в пределах Садового.

Идете вы со своей избранницей (или избранником) по шумной улице, неожиданно ныряете в подворотню и оказываетесь вдруг совсем в другом, тихом и безлюдном мире, который как нельзя лучше располагает к последствиям. А главное, город после этого становится таким родным и близким, наполняется тайным смыслом и теплыми воспоминаниями. Сидели мы как-то с ребятами поутру в таком вот райском уголке на Неглинке, поправляли ослабшее здоровье. И некий товарищ Коля смотрел-смотрел на поднимающуюся над домами колокольню Рождественского монастыря, а потом вдруг не выдержал, прослезился и неожиданно изрек: «Колоколенка торчит, как из кепки ухи. Полюбил я Оленьку, а женился на Ксюхе».

Знал человек Москву, что и говорить. Что мы еще забыли? Речные пароходики – место, безусловно, романтичное, но при этом не слишком располагающее. Во-первых, дует, а во-вторых, постоянно меняются ракурсы – слишком много отвлекающих факторов. Те же недостатки у колес обозрения. Но вот подарок – лесопарковые зоны столицы.
Лучше всего выбирать крупные массивы – Лосиный остров или Измайлово. Здесь можно уединиться в совершенно дремучую и безлюдную лесную даль (только не забудьте взять на всякий случай компас, сухие носки и трехдневный запас продовольствия). В менее диких зеленых уголках столицы хотя и уютно, но зато со всех сторон просматриваемо. Некоторых это, правда, не смущает. Взять, например, знаменитые своим бесстыдством Борисовские пруды, подле которых сейчас возводится гигантский храмовый комплекс в память 1000-летия крещения Руси.

Может, хоть это со временем научит местную молодежь соблюдать рамки дозволенного? A в целом – говорил и еще раз повторю – нет в нынешней Москве ничего душевнее и прекраснее бульваров. Пройдитесь погожим вечером по кольцу и увидите сами, какое количество трепетно настроенных парочек рассаживается по скамейкам, любого возраста и сословия, любой сексуальной ориентации. Опыт поколений свидетельствует, что Бульварное кольцо наиболее способствует душевному общению москвичей, в том числе и различающихся первичными половыми признаками.

Места хватит на всех, только, пожалуйста, ведите себя прилично, соблюдайте правила личной гигиены, обязательно берите с собой на прогулку, хотя бы и одинокую, презерватив.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.